УШИ, ЛАПЫ, СЕМЬ ХВОСТОВ

 

ГЛАВА 10

 

   Наутро Вася распечатал из интернета список собачьих имен.

   - Начнем с буквы А. Альба, Анита, Анжелика, Аренда…

   - Аренда? – переспросил папа. – Что это за кличка? Давай другую букву.

   - Берта, Бора, Биби… Меня засмеют, если я буду звать собаку Биби.

   - А, по-моему, неплохо, - не согласилась Маруся. – А что там на букву В?

   - Вега, Вельма, Веста, Верба…

   - Мне нравится имя Верба, - вмешалась мама. – Такое свежее. Мы же ее взяли домой в Вербное Воскресенье.

   - Да, но Верба не подходит черной собаке, - возразил папа, - но если хочешь что-нибудь весеннее, назовем ее Почка.

   - Нет, не то, - вздохнула мама. – Напоминает о пересадке органов.

   - Тогда Ночка. Или Нора.

   Имя Нора понравилось всем. Во-первых, оно было короткое и легко запоминалось. А во-вторых, в нем было что-то черное. Так, по крайней мере, показалось маме.

   Как бы ее до этого ни звали, Нора охотно приняла новую кличку. Она оказалась ласковой и общительной собакой. Ходила по пятам за родителями и протягивала больную лапу при каждом удобном случае.

   - Хочет, чтобы ее пожалели, - говорил папа. Когда дело касалось чтения собачьих мыслей, его мнение всегда было верно.

 

   Шли дни, и мало-помалу  Ресси стала высовывать нос из-под кровати. Первым делом она сделала вылазку на кухню. Ресси давно не ела как следует, и шерсть ее потускнела.

   Под столом сидела Нора и облизывалась.

   - Тут неплохо кормят, - сказала она. – Я рада, что меня оставили.

   Ресси поморщилась: ей было неприятно, что Нора ест из Хильдиной миски.

   - Ты откуда родом? – попыталась она поддержать беседу.

   Нора оживилась:

   - Из Щербинки. У моих родителей там была хорошая будка.  Потом будку снесли , а на ее месте построили многоэтажку. Наши  разбрелись кто куда, ведь в новом доме для собак места не нашлось. Я сюда пришла.

    - А с лапой что? – Ресси стало жалко Нору.

   - А это на меня мотоцикл наехал. Смотри, - с гордостью сказала Нора, - правая лапа неправильно срослась и теперь короче другой.

   Она поднялась и заковыляла по кухне. Ресси молча наблюдала за ней и сердце ее начинало оттаивать.

   - Что ж, оставайся у нас жить, -  сказала она. – Пойдем, покажу, где ты можешь спать.

  

   Потерю Хильды больше всех переживал папа. На своем столе он поставил две фотографии в рамках. На одной из них Хильда была похожа на льва. Она лежала на диване, величественно скрестив передние лапы. Другую сделали еще в щенячий период: карие глаза, обведенные черным ободком, умильно смотрели на фотографа.

   - Она была необыкновенной собакой, - вздыхал папа. – Так радовалась жизни. Другой такой больше не будет.

   - У нас есть Ресси и Нора, - неуверенно утешала мама.

   - Да-да, - папа рассеянно чесал Нору за ушком. – Хорошие псины. Но Хильда!..

   Однажды папа вышел из кабинета сильно взволнованный:

   - Я нашел Хильду! Смотрите!

   Мама, Вася, Маруся, а также Ресси с Норой столпились вокруг папиного компьютера. С экрана, широко улыбаясь, на них смотрела собака. Она была вся белая, за исключением коричневых ушей и пятна на правой половине морды.  Глаза ее сияли озорным блеском.

   - Это не Хильда! – вырвалось у Маруси.

   - Конечно, нет, - не смутился папа и с гордостью прибавил: - Это Гледис.

   Мама и дети переглянулись.

   - Посмотрите, у нее взгляд, как у Хильды. Правда, похоже?

   - Откуда она? – спросила мама.

   - Она живет в собачьем приюте и очень хочет, чтобы ее взяли домой.

   - Но у нас уже есть две собаки.

   - А мы никому об этом не скажем!

 

   Папа позвонил опекунам Гледис, Инне и Ларисе. Их называли волонтерами, потому что они добровольно помогали ухаживать за собаками. Оказалось, что Гледис живет в приюте больше года, куда она попала после смерти хозяина.

   - Она чудесная собака, - заверила папу волонтер Инна. – Очень веселая и активная. Любит гулять, так и тянет поводок. Она будет отличным другом.

   Папа просиял. В глубине души он уже решил взять Гледис из приюта, что бы ему ни говорили.

   - У Гледис только один недостаток: она плохо ладит с другими собаками. Но вас это не смущает?

   - Нет, вовсе нет, - искренне ответил папа.

   - Нас, конечно, никто не спрашивает, - проворчала Ресси. – Зачем нам еще собаки? Как будто кто-то может заменить Хильду!

   - Я не против компании, - вставила Нора. – Но хватит ли нам еды?

 

   На семейном совете решено было поехать в приют на майские выходные.

   - Мы только посмотрим, - сказала мама. – Необязательно брать собаку, если она нам не понравится.

   - Уверен, что понравится, - папу невозможно было переубедить. – Сразу и возьмем.

   По дороге заехали в зоомагазин и купили красивый коричневый ошейник с поводком.

   - На белом будет хорошо смотреться, - порадовался папа.

   Что такое собачий приют, ни папа, ни мама, ни Маруся с Васей не представляли и были неприятно поражены мрачным видом этого места. Из-за высокого забора слышались громкие голоса и надрывный лай. Маруся заглянула в щель между досками: по двору бегала тощая собака с огрызком веревки на шее и нервно скалила зубы.

   Железные ворота медленно отворились.

   - Чего надо? – грубо спросил мужик в замасленной куртке.

   - Мы за собакой, - вежливо ответил папа.

   - А разрешение у вас есть?

   Пока папа разговаривал со свирепым привратником,  дети и мама оглядывались по сторонам. Справа и слева от них тянулись ряды клеток с собаками самых разных мастей и размеров. Одни из них уныло лежали прямо на земле, другие быстрым шагом ходили из угла в угол, словно цирковые тигры. При виде прибывших гостей они, как по команде, повернули головы и залились отчаянным лаем. Большие и маленькие, старые и молодые, черные, рыжие и пятнистые – все они столпились у железных прутьев. Расталкивая друг друга и молотя хвостами, они стали кидаться на решетку и кричать:

   - Сюда! Мы здесь! Заберите нас!

   Собаки побольше и посильнее огрызались на маленьких, но те не хотели уступать места. В нескольких клетках началась потасовка. Послышались визг и жалобные стоны.

   - Что же это такое? – в ужасе прошептала мама. – Я даже представить себе не могла…

   У Маруси из глаз уже капали слезы.

   В одной из клеток небольшая собака с лохматой коричневой шерстью и носом цвета молочного шоколада яростно прокладывала себе дорогу в первые ряды. Она сопела, рычала и скалила зубы. Протаранив крепкой мордой собачий строй, она бросилась на решетку и принялась грызть железные прутья. Царапая когтями землю, она не сводила горящего взгляда с мамы и детей.

   Подошел папа. Он тоже был поражен увиденным.

   - Сейчас подъедет Инна и покажет нам Гледис. Но как, скажите, пожалуйста, мы можем выбрать только одну собаку?!

   Пока ждали Инну, Вася и Маруся просовывали сквозь прутья лакомства, которые они предусмотрительно захватили с собой. Худые, облезлые собаки проглатывали печенье и, приплясывая на всех четырех лапах, просили еще.

   - Бедные вы мои, бедные, - причитала мама. – Как же тяжело вам тут живется!

   В клетках сидели собаки разного возраста. Один песик, совсем недавно вышедший из щенячьего возраста, подпрыгивал на месте, пытаясь выглянуть из-за голов, хвостов и взъерошенных загривков. Старые собаки лежали в стороне. Они закрывали подслеповатые глаза и печально опускали головы. Они уже не надеялись , что их заберут домой.

   Между рядами клеток появились две женщины с белой собакой. Это были волонтеры Инна и Лариса с Гледис. Инна с трудом удерживала поводок: Гледис тянула так сильно, что из-под когтей, скребущих асфальт, казалось, вылетали искры. Проходя мимо других собак, она скалила зубы и грозно рычала.

   - Вот, - выдохнула Инна, - познакомьтесь!

   Гледис оказалась рослой стройной собакой. Она дала себя погладить и даже проглотила сушеную косточку. Но было видно, что больше всего на свете ей хочется побегать.  Инна выпустила Гледис в небольшой загон. Как лошадь на арене, Гледис галопом понеслась вдоль ограждения. Иногда она останавливалась у столбика и по-мальчишески задирала лапу. С морды ее не сходило выражение счастья, которое тут же сменялось раздражением, когда она видела других собак.

  

   Папа был в восторге:

   - Вы только посмотрите, какой характер! Я просто чувствую, что эта собака создана для меня!

   Маме и детям Глэдис тоже понравилась. Она была хорошо сложена: длинные мускулистые ноги, крепкая шея, поджарый живот. Хвост у Гледис был толстый и тяжелый, как у крокодила. Большие, выразительные глаза глядели на гостей смело и весело. Коричневые уши стояли торчком. В одном из них зияла дыра, через которую можно было просунуть палец.

   - Порвали в драке, - объяснила Инна. – Гледис – лидер. Она не терпит, если кто-то стоит у нее на пути. Так что, с другими собаками ей ужиться сложно.

   Мама с беспокойством посмотрела на папу.

   - Может, не будем ее брать? Ты же не хочешь, чтобы она сделала Ресси несчастной.

   - Ерунда! – отмахнулся папа. – Уверен, они отлично поладят.

   Папа свистнул. В два прыжка Гледис очутилась рядом и с восторгом завертелась у его ног.

   - Вот видишь! – довольно сказал папа самому себе.

   - А это девочка или мальчик? – спросила Маруся волонтера Ларису, указывая на собаку с шоколадным носом.

   - Это девочка Ариша. Живет у нас уже год.  Кстати, Гледис к ней хорошо относится. Хотите, покажу?

   Лариса отодвинула щеколду на дверце клетки. Собаки, вообразив, что их выпускают на волю, подняли такой лай, что совсем заглушили грубые крики смотрителей.  Лариса с трудом вывела шоколадную собаку и выпустила ее в загон. Оставшиеся в клетке недовольно заворчали.

   Ариша засеменила вдоль ограды, на ходу поздоровалась с Гледис и вдруг бросилась на Марусю. Но не успела Маруся завизжать от страха и неожиданности, как Ариша обняла ее передними лапами и принялась лизать в лицо и шею.

   - Она как плюшевый мишка! – засмеялась Маруся.

   У Ариши были желтые глаза и нежный розовый рот. Стоя на задних лапах, она прижалась к Марусиному животу и замерла от счастья.

   - Давайте возьмем Аришу, - взмолилась мама. – Смотрите, она как игрушка.

   - Но Гледис такая классная, - возразил Вася. -  Надо забрать ее.

   - Нельзя пообещать собаке свободу, а потом оставить ее в приюте, - с упреком сказал папа. – Возьмем обеих.

   Мама рассмеялась:

   - Ты шутишь? Невозможно держать дома четырех огромных собак.

   - Так что, оставите их здесь? Посмотрите им в глаза!

   Все пристально посмотрели на Гледис и Аришу. А те, в свою очередь, ответили им таким же долгим взглядом.

   - Если нас не возьмут, я совершу побег сегодня же, - тихо, но решительно произнесла Гледис. – Ни за что не останусь в этой тюрьме.

   - А я ни за что не отпущу девочку, - ответила Ариша и еще крепче прижалась к Марусе. – Хотя я уже устала так стоять.

   Папа с минуту размышлял.

   - Давайте сделаем так: возьмем обеих, а потом найдем им хозяев. Я просто не могу вернуть их обратно в клетки.

   - Согласны! – хором ответили Вася и Маруся.

   Все трое разом посмотрели на маму.

   Мама замялась:

   - Мне, конечно, тоже их жалко, но… Может, бабушка с дедушкой возьмут одну?

   Гледис пустилась в радостный галоп по загону, а Ариша вновь принялась вылизывать Марусю.

   - Правильное решение, - улыбнулась волонтер Лариса.

 

   Всю дорогу домой Гледис, как сумасшедшая, скакала по салону автомобиля. Она громко дышала открытым ртом и высовывала длинный розовый язык. Ариша забралась к Марусе на колени и задремала. В этой спокойной счастливой собаке невозможно было узнать пленницу, с отчаяньем грызущую прутья клетки.

   Мама обзванивала знакомых.

   - Да, чудесная собака. Очень дружелюбная. Что? Аллергия?

   - Вам она понравится. Спокойный характер…Да, жаль, что вы все время в разъездах.

   - Возьмите друга из приюта. Ах, у вас ковры… Ну конечно!

   Мама положила трубку и обескуражено улыбнулась:

   - Никто не хочет брать собаку, даже одну. Что же нам делать?

   - Не мешало бы пообедать, - бодро ответил папа. – А там посмотрим.

  

   Ресси демонстративно не вылезала из-под дивана, пока дети устраивали новых собак.

   - Нечего радоваться, - ворчала она на Нору. – Теперь точно не будет спокойной жизни. Посмотри, какие манеры!

   Гледис и Ариша шумно ходили из комнаты в комнату. Обследуя квартиру, Глэдис задирала лапу на каждом углу: метила территорию.

   - Осваивается, - с удовлетворением заметил папа.

   - Ничего не понимаю, - огорченно сказала мама. – Почему мне никто не перезванивает. Половина моих знакомых обещали подумать о собаке. И вот пожалуйста – тишина.

   - Дорогая, даже если никто не позвонит, Гледис и Ариша прекрасно могут жить у нас.

   - Но четыре собаки! Что же теперь с нами будет?

   Вася и Маруся с интересом прислушивались к разговорам родителей. Было и страшно, и весело.

   - Я думал, две собаки – это много, - поделился Вася своими мыслями. – Теперь понимаю, что ошибался. Что будем делать?

   - Можно гулять с ними по очереди, - ответила Маруся. – Сначала вместе выводим Ресси и Нору, потом Глэдис и Аришу. Иначе не справимся.

   - А вдруг они все захотят спать с тобой в одной кровати?

   Но Гледис и Ариша вообще не хотели спать. Они даже прилечь не могли. А вдруг  снова проснутся в приюте? Поэтому они ходили за родителями по пятам, пока не наступила ночь, и во всем доме не погас свет.

   - Идем, посмотрим, как там дети, - предложила мама.

   Маруся и Вася уже спали. Ресси забралась под одеяло, наружу обиженно торчал  кончик носа. Нора мирно посапывала под столом.

   - Боюсь, - сказала мама, - нам будет очень нелегко со всей этой звериной командой. Но мы ведь поступили правильно, не оставив собак в приюте?

   - Конечно, - тихо ответил папа. – Теперь у нас будет большая счастливая семья.

   На мамину ногу опустилось что-то тяжелое, и в ладонь ткнулся мокрый холодный нос. Гледис еле держалась на ногах, глаза  у нее слипались.

   - Мохнатые дети хотят спать, - улыбнулся папа. – Не будем ни о чем волноваться. Утро вечера мудренее.

  

   Над домом номер шесть по Плавскому проезду светила луна. Она медленно двигалась по небу, и ее мягкий свет переходил от одного окна к другому, освещая Марусю, Васю, родителей и четырех собак. Все они крепко спали. И во сне каждый из них видел, как в лунном свете мелькают лапы, топорщатся уши и виляют хвосты.

   Но сколько их было, никто разобрать не мог.

Калужская область, Юхновский район, деревня Мочалово,

ул. Дачная, 3

СОБАЧИЙ РАЙ

Tel: +7 (905) 743-87-86

Tel. +7 (903) 610-79-72

moscow@eurasiadental.ru

masha_aravita@mail.ru

© 2015 by N.Pavlovskaya. Created with Wix.com