УШИ, ЛАПЫ, СЕМЬ ХВОСТОВ

 

ГЛАВА 8

 

   Случай с ядовитой змеей произвел на Марусю сильное впечатление.

   - Мам, а почему ты не ветеринар?

   Мама пожала плечами.

   - В моем детстве девочки хотели быть  балеринами, учительницами или врачами. Ваша бабушка учила детей в школе, а я решила их лечить.

   - А почему не стала балериной?

   Мама вздохнула:

   - Ничего бы не вышло. У меня кость широкая.

   Но Марусю это не огорчило. Это хорошо, что у мамы широкая кость, ведь иначе бы она сделалась балериной и не смогла бы помочь Хильде.

   - А я бы хотела лечить зверей, - задумчиво сказала Маруся. – Ведь они не могут сами о себе позаботиться.

   - Вот и хорошо, - обрадовалась мама. – Будет у нас в семье свой ветеринар. Собаки и Дорис будут тебе благодарны.

   Но когда мама с детьми вернулись в Москву, оказалось, что Дорис уже нет. Папа отвел их к сиреневому кусту, где появился еще один холмик.

   Маруся всплакнула.

   - А если бы я была ветеринаром, я смогла бы ей помочь?

   Папа покачал головой.

   - Она была совсем дряхлая. А теперь она снова с Квики.

   Собаки осторожно поводили носами у самой земли.

   - Прощай, Дорис! – прошептала Ресси. – Ты была моим другом.

   Вася и Маруся переглянулись.

   - Смотри, Ресси как будто прощается. Неужели она понимает?

   Ресси с укором посмотрела на детей и отошла в сторону.

   Конечно, она понимала.

 

   Сентябрь выдался на редкость погожим. Под ногами шуршали кленовые листья, а с бледно-голубого ясного неба нежно светило осеннее солнце. Вася и Маруся снова пошли в школу. Как и в прошлом году, после уроков к ним приходила учительница английского языка Юлия Борисовна. Она знала Ресси еще щенком, но каждый раз с деланным испугом восклицала:

   - Она меня не укусит? Вы уверены? Я очень боюсь собак!

   Юлия Борисовна еще не видела Хильды, и мама строго-настрого запретила детям впускать собак в комнату во время урока.

   - Они будут отвлекать вас, и Юлия Борисовна просто не сможет думать ни о чем другом.

   Вечером, придя с работы, мама первым делом спросила:

   - Как прошел урок? Не все еще забыли за лето?

   - Могло быть и хуже, - уклончиво ответил Вася и с видом глубочайшей заинтересованности погрузился в чтение учебника.

   Дети растут, становятся серьезными, заметила про себя мама с удовлетворением, но тут ее размышления прервал телефонный звонок.

   Это было Юлия Борисовна. Голос ее дрожал от негодования:

   - Дети рассказали вам, что было сегодня на уроке?

   Мама сразу расстроилась. Неужели за каникулы Маруся и Вася растеряли весь свой словарный запас?

   - Не огорчайтесь, они быстро вспомнят, что учили в прошлом году, - попыталась утешить она Юлию Борисовну. – Через один-два урока английские глаголы будут от зубов отскакивать.

   - От зубов! – простонала учительница. – Вот именно!

   «Какое увлечение своим предметом!», - восхищенно подумала мама.

   Юлия Борисовна продолжала:

   - Так вы не знаете? Они съели мои туфли!

   Мама была потрясена. Что за дикая шалость пришла детям в голову!

   - Как?

   - Они затащили мои новые замшевые туфли под кровать и отгрызли у них каблуки!

   - Дети?!

   - Ах нет, эти ужасные собаки!

   Наконец, картина стала вырисовываться. Юлия Борисовна имела обыкновение во время урока снимать туфли и давать ногам отдохнуть. В этот раз она и не заметила, как подкралась Хильда и похитила красивую туфлю-лодочку на изящном каблуке. Ресси воспользовалась удобным случаем и стащила другую. Произвести непоправимые разрушения было делом пяти минут.

   Мама еще много раз повторила, как ей жаль и что этого больше не повторится. Пришлось даже пообещать купить Юлии Борисовне новые туфли.

   - Так-так-так! – зловеще начала мама, заглядывая в детскую. Вася и Маруся с невинным и сосредоточенным видом писали в тетрадях. - Я только что разговаривала с вашей учительницей по английскому языку, - мама выдержала многозначительную паузу. – Хотела бы я знать, как Хильда и Ресси оказались в комнате во время урока.

   Дети смущенно заерзали. А собаки, прижав уши к голове, умильно завиляли хвостами.

   - Ну!  Кто же мне все объяснит?

   Вася тяжело вздохнул.

   - Мы хотели посмотреть, что будет, когда Юлия Борисовна увидит Хильду, и тихонько пустили ее под кровать. Думали, будет весело…

 

   - Ужасная, ужасная история! – рассказывала мама, когда после воспитательных бесед  дети легли спать. – Я не знала, плакать мне или смеяться. С одной стороны, для Юлии Борисовны это настоящее горе, а с другой… - она захихикала.

   - Что же тут может быть смешного? – папа даже отложил книгу и с интересом посмотрел на маму поверх очков.

   - Я просто представила, как Ресси и Хидьда грызут туфли прямо у нее на ногах.

   - Придумаешь тоже, - проворчал папа, возвращаясь к чтению. Но было видно, что он улыбается.

  

   Хильда  очень любила кошек. Со стремительностью гепарда она бросалась вперед, едва заметив крадущегося вдоль стены дома зверька. Она загоняла их на дерево и с громким лаем скакала вокруг. Кошки тоже были к ней неравнодушны. При виде Хильды они замирали, и глаза их становились большими и круглыми, как теннисные мячики.

   С собаками отношения складывались неоднозначно. Больших псов Хильда не то, чтобы не любила, но особого интереса к ним не испытывала. В основном это были медлительные, откормленные животные, лениво трусившие за своими хозяевами. А вот маленькие собачки приводили Хильду в восторг. Ловкие и прыгучие Джил и Пип, породы Джек Рассел, с разбегу налетали на Хильду и повисали у нее на ушах. И хотя ударом одной лапы она могла свалить их с ног, Хильда падала на спину и с восторгом отбивалась от маленьких проказников. Ресси одобрительно смотрела на эту игру, но участия в ней не принимала.

   Из-за такой вот любви к озорству Хильда попала в пренеприятную историю.

   На пятом этаже дома номер шесть  жил йоркширский терьер Бонд. Выглядел он всегда очень элегантно: носил собачьи костюмы, похожие на смокинги, и ботиночки на шнуровке. Длинную челку с прядями пепельно-серой шерсти он зачесывал назад. Даже ошейник у Бонда был необычный: в него был встроен маленький датчик, чтобы хозяева всегда знали, где он. Датчик был прикрыт черным бантом, как будто Бонд носил галстук-бабочку.

   Бонд никогда на ходил на Собачье Поле. Он не нуждался в собачьем обществе и предпочитал чинно гулять со своей хозяйкой, девочкой Милой, по придомовым дорожкам. Ресси и Хильду он сдержанно приветствовал, но не выражал желания познакомиться поближе. Ресси уважала чужие принципы, но Хильду такой порядок вещей не устраивал. И однажды она решила завязать близкое знакомство.

   Вася и Маруся возвращались с прогулки на Поле. Ресси счастливо семенила рядом, предвкушая творожные сырки на полдник, а Хильда сновала взад и вперед, запутываясь в поводке. Возле самого дома дети отпустили собак. В этот момент дверь подъезда отворилась, и на крыльцо вышли Бонд и Мила.

   Хильда вздернула нос, издала приветственный рык  и сделала огромный скачок. Мила едва успела подхватить Бонда на руки, как Хильдины лапы опустились на ее плечи. Мила завизжала и подняла негодующего йорка высоко над головой. Хильда в смущении отступила, и Вася поспешил посадить ее на поводок.

   Обо всем этом мама узнала только вечером, когда вернулась с работы. В  дверях стояли Мила и ее мама, Софья Романовна. Вася и Маруся с понурым видом переминались с ноги на ногу. Собак не было видно.

   - А вот и ваша мама! – с победоносным видом произнесла Софья Романовна, как будто дети пытались ее убедить, что они круглые сироты. – Вот с вами-то я и хотела поговорить.

   Мама озадаченно поздоровалась.

   - И разговор будет серьезный! Это просто безобразие какое-то!

   Мама протиснулась в квартиру мимо незваных гостей и встала рядом с детьми.

   - Что случилось? – спросила она в надежде, что произошло недоразумение.

   - Ваша собака укусила мою дочь!

   Мама нахмурилась.

   - Какая собака?

   - Огромная, с  белыми лапами. Вот эта. – Софья Романовна кивнула головой по направлению кухни. За маминой спиной раздался шорох и затихающий топот лап.

   Мама недоверчиво улыбнулась.

    - Хильда? Ну что вы! Она и мухи не обидит. Добрейшая собака.

   - А это по-вашему что? – Софья Романовна схватила Милу за руку и закатала рукав. У локтя краснели два пятнышка.

   Рука у Милы была пухлая, да и сама девочка выглядела вполне аппетитно. «Я бы и сама такую укусила», - подумала мама. Но вслух говорить, конечно, не стала. Что-то подсказывало ей, что шутки здесь неуместны.

   - Уверена, это не укус, - твердо сказала она.

   - Укус, - упорствовала Софья Романовна. – Вот даже следы от клыков.

   Мама наклонилась к Милиной руке и несколько секунд пристально ее изучала.

   - Нет, - сказала она с облегчением, - это не клыки. Видите, расстояние между пятнышками совсем маленькое. А у Хильды пасть будь здоров. Уж в зубах-то я разбираюсь, - с улыбкой добавила она.

   Но Софья Романовна стояла на своем:

   - Ваша собака укусила ребенка. Этого я так не оставлю! Я буду жаловаться!

   - Хильда никого не могла укусить. Я ее хорошо знаю. Может быть, это царапина?

   - Вы издеваетесь? Я иду в полицию!

   С негодующим видом Софья Романовна развернулась и потащила Милу вниз по лестнице. Мама и дети минуту стояли молча.

   - Она просто хотела поиграть с йорком, - Марусе попыталась оправдать Хильду.

   - Конечно, милая, - мама рассеянно почесала Марусю за ушком. А вдруг Хильда и вправду набросилась на девочку? Если бы чужая собака покусала детей, мама тоже была бы очень сердита.

   - Мам, Хильда просто ее поцарапала. Мила же не заболеет бешенством?

   - Разумеется, нет. У Хильды есть прививки.

   - А у Милы? - поинтересовался Вася.

   - Не говори глупостей!

  

   Папа отнесся к происшествию серьезно.

   - В лучшем случае Хильде придется ходить в наморднике.

   - А в худшем?

   - В худшем ее усыпят.

   - Нет! - хором закричали Маруся и Вася. - Мы не позволим!

   - Дети, никто не обидит Хильду. Дорогой, зачем ты нас пугаешь?

   Но папа лишь мрачно покачал головой.

 

   На следующий день у Милы поднялась температура. Софья Романовна повезла ее в травмпункт, где потребовали справку от ветеринара.

   - Если справки не будет, собакой займется полиция, - категорично заявила она.

   Тут даже Ресси заволновалась:

   - Ну сколько раз я тебе говорила: веди себя прилично! А ты норовишь со всеми познакомиться и всех обслюнявить.

   - Я никого не кусала,- оправдывалась Хильда.

   Прививки от бешенства у нее, конечно, были, но на всякий случай папа разработал запасной план.

   - Если вдруг за Хильдой придут, мы ее спрячем. Увезем за город и поселим в глуши. Я могу какое-то время пожить с ней.

   Оказалось, что Маруся и Вася даже готовы оставить школу и тоже скрываться в лесу. Мама пыталась было возразить, но тут в дверь опять позвонили.

   Папа, мама, Вася и Маруся переглянулись.

   - Прячем Хильду!

   - Скажем, ее нет  дома.

   - Уехала к бабушке!

   На пороге стояла Софья Романовна. Вид у нее был растерянный.

   - С Милой все в порядке? – с тревогой спросила мама.

   - Нет, она не встает с постели. – Софья Романовна помялась. – Я думаю, произошла ошибка, и ваша собака не кусала Милу. Оказалось, у нее ветрянка. Теперь она вся покрыта  пятнами.

   - О-о! – сочувственно протянула мама. – Как жаль. Но ветрянкой лучше переболеть в детском возрасте.

  - Да, да, я знаю. Простите за беспокойство. – Софья Романовна  кивнула и поспешила домой.

   Теперь все, не исключая Ресси, с облегчением вздохнули.

   - Все-таки  Хильда не кусала соседскую девочку, - торжествующе сказал Вася. – И теперь ей ничего не грозит.

   - Ничего, кроме ветрянки, - усмехнулся папа.

   - А разве собаки болеют человеческими болезнями? – полюбопытствовала Маруся.

   - А вот это ты узнаешь, когда станешь ветеринаром, - засмеялась мама.

 

Калужская область, Юхновский район, деревня Мочалово,

ул. Дачная, 3

СОБАЧИЙ РАЙ

Tel: +7 (905) 743-87-86

Tel. +7 (903) 610-79-72

moscow@eurasiadental.ru

masha_aravita@mail.ru

© 2015 by N.Pavlovskaya. Created with Wix.com